WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 
Загрузка...

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«УНИВЕРСИТЕТСКИЕ ЧТЕНИЯ – 20 13-14 января 2011 г. ЧастЬ VI секции 17-19 симпозиума 1 Пятигорск 2011 ББК 74.58.46 Печатается по решению У 59 редакционно-издательского совета ГОУ ВПО ПГЛУ ...»

-- [ Страница 1 ] --

министерство образования и науки рФ

Гоу вПо «Пятигорский государственный

лингвистический университет»

УНИВЕРСИТЕТСКИЕ

ЧТЕНИЯ – 20

13-14 января 2011 г.

ЧастЬ VI

секции 17-19 симпозиума 1

Пятигорск 2011

ББК 74.58.46 Печатается по решению

У 59 редакционно-издательского совета

ГОУ ВПО ПГЛУ

Университетские чтения – 2011. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Часть VI. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – 166 с.



В настоящий сборник включены материалы «Университетских чтений – 2011», которые проходили в Пятигорском государственном лингвистическом университете 13-14 января 2011 года. Тематика докладов и представленных работ охватывает как широкий спектр теоретических и практических проблем, связанных с перспективами развития российского образования, формированием креативного инновационного университета, новыми инструментами развития в образовании и науке, знаниями как фактором экономического развития, так и обширный пласт научных проблем по филологии, литературоведению, психологопедагогическим и социальным наукам.

Редакционная коллегия: Горбунов А.П., Давыдов Ю.С., Заврумов З.А. (отв. ред.), Гранкин Ю.Ю., Барышников Н.В., Белоус В.В., Буров А.А., Дубовский Ю.А., Панин В.Н., Передерий С.В., Супрунова Л.Л.

ISBN 978-5-4220-0182-8 © ГОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет», 2011 Содержание Предисловие

Секция № 17. Проблемы когнитивной лингвистики (кафедра западноевропейских языков и культур института переводоведения и многоязычия) Аганесова Е.Г. взаимодействие вербальных и невербальных знаков в учебном и научно-педагогическом дискурсе

Арустамян Л.В. концепт «конфликт» как объект лингвистического исследования

Бочарова Е.С. о категориях неопределенности, приблизительности и двусмысленности

Зайцева А.А., Зайцева О.Л. использование языковых средств в качестве маркеров аргументации в дискурсе

Каппушева А.А., Зайцева О.Л. Построение аргументативной акроструктуры в публицистическом тексте

Кокова М.М. Дерогативные этнические стереотипы иммигрантов в популярной американской культуре XIX и XX вв.

Мазевская А.Е. основные различия культурных традиций нравственного воспитания в странах запада и востока

Чечель О.В. Факторы образования неологизмов

Чечель С.В. социальный аспект перевода

Секция № 18. Актуальные проблемы преподавания восточных языков и культур (кафедра восточных языков и культур института переводоведения и многоязычия) Двуреченская Н.С. особенности понимания породных форм арабского глагола

Пасиева О.В. особенности официально-делового стиля арабского литературного языка

Ибрагимов И.Д. содержание первого уровня владения арабским языком

Ибрагимов И.Д. методические рекомендации и правила контроля по различным аспектам первого уровня владения арабским языком......68 Пылев А.И. Центральноазиатская тематика в российско-турецких отношениях: от «наследства империй» к релиям XXI в.

Савтырева А.А. обучение неподготовленному монологическому высказыванию на китайском языке

Чомаев З.А. Худейбийский мирный договор (из истории раннего ислама)

Якушева Н.Ю. иерусалим в веках

Секция № 19. Деловой язык и методика его преподавания (кафедра делового иностранного языка высшей школы политического управления и инновационного менеджмента) Бабаян А.В. Феминистская лингвистика. Гендерные стереотипы и стили общения в сфере гендерных различий

Богославцева М.С. некоторые изменения в структуре современного ономастического пространства россии

Горепекина Н.Г. Проектная методика обучения иностранным языкам в контексте современных педагогических технологий..........102 Данилова М.Э. Лексические особенности информативного перевода специальных текстов

Миляева Л.И. Пять принципов создания эффективной среды для овладения иностранным языком (американская педагогическая школа)

Миракян З.Х. современные тенденции использования инновационного потенциала в россии

Натхо О.И. использование информационных технологий в обучении деловому английскому языку

Петелина Е.С. «завтрак чемпионов»: нЛП в рекламе

Пчелкина Т.А. социально-личностные компетенции в государственных образовательных стандартах третьего поколения.....135 Ронская В.А. сравнительная межъязыковая типология изобразительных слов





Серова Е.Н. теория и методика воспитания толерантности в начальном, среднем и профессиональном образовании................144 Сибирко Н.С. организационно-деятельностная игра как новая форма и метод активного обучения и воспитания в вузах.....148 Шевлякова А.В. социолингвистическая модель лексических подсистем субъязыка американских хакеров

Щигарева О.В. наука и образование в новом веке: XXI век.............156 Черноусова Ю.А. к вопросу о деловом дискурсе в отечественных и зарубежных лингвистических исследованиях

Предисловие

В настоящем сборнике представлены материалы заседаний симпозиумов и научных секций прошедших 13-14 января 2011 года «Университетских чтений».

Доклады пленарного заседания посвящены проблемам, без решения которых в современных политических и экономических условиях невозможно выживание вуза: перспективам российского образования в целом и лингвистического университета в частности; формированию креативного инновационного университета, призванного стать гуманитарно-технологическим устройством; вопросам преподавания иностранных языков и культур в контексте «диалога культур»; основным направлениям повышения эффективности сферы образования в воспроизводстве человеческого капитала и др.

Сборники, в которые включены материалы заседаний симпозиумов и научных секций, охватывают практически все направления научных исследований, осуществляющихся в ПГЛУ по трем основным группам социально-гуманитарных наук: филологические науки и литературоведение; психолого-педагогические науки; социальные науки.

Общий уровень проведения и активность участников «Университетских чтений – 2011» свидетельствуют о сложившейся в ПГЛУ устойчивой тенденции непрерывного роста ведущейся в нем научной работы.

Это проявляется в повышении уровня целенаправленности в научноисследовательской работе кафедр и центров, в увеличении количества и улучшении качества публикуемой продукции.

–  –  –

Секция № 17. Проблемы когнитивной лингвистики (кафедра западноевропейских языков и культур института переводоведения и многоязычия)

–  –  –

Взаимодействие вербальных и невербальных знаков в учебном и научно-педагогическом дискурсе В задачу настоящей работы входит рассмотрение вопроса о семиотической природе знаков, на базе которых строится общение в учебном и научно-педагогическом дискурсах.

Переплетение в коммуникации различных семиотических знаков и структур, разных по своей природе, но одинаково необходимых для коммуникации, называют хаосокосмологией коммуникации [6, 18-30].

Космос как обозначение структурно организованного и упорядоченного мира в этом наименовании противопоставлен хаосу, который предстает как принцип и источник всякого становления, вечно творящее живое лоно для всех жизненных оформлений» [7, 581].

Так как термины дискурс и анализ дискурса понимаются различными исследователями по-разному [1, 4, 12, 14], необходимо уточнить, в каком смысле они используются в данной работе.

Дискурс можно понимать как такое расширение текста как единицы коммуникации, при котором выявляется и подчеркивается, помимо линейного расширения («on line»), его парадигматический аспект («off line») – то, какие классификации объектов мира и какие семантические связи между ними при данном расширении устанавливаются. Текст по сравнению с дискурсом является связной совокупностью высказываний, образующей смысловое и структурное целое, а дискурсом будет картина мира, создаваемая посредством этого текста, вплоть до «идеологии», авторских предпочтений, его симпатий и антипатий, «подтекста», отношения к другим текстам и дискурсам, число которых бесконечно и они не имеют четких границ.

Употребление термина дискурс в том его смысле, в котором он используется в рамках настоящего исследования, можно свести к двум вариантам: дискурс как социальная сфера использования языка и как вся совокупность лингвистических и внелингвистических факторов, формирующих такие элементы дискурса, как излагаемые события, их участники, перформативная информация и «не-события»:

- обстоятельства, сопровождающие события;

- фон, поясняющий события;

- оценка участников событий;

- информация, соотносящая дискурс с событиями.

Заменить достаточно абстрактное, внеконтекстное изучение языка как системы знаков эмпирическим исследованием использования языка в дискурсах – конкретных социальных контекстах предложил Т.А. Ван Дейк. Текст, например, текст диссертации, является с этой точки зрения именно текстом, связной совокупностью высказываний, а дискурсом данной диссертации будет картина изучаемого фрагмента мира, создаваемая посредством этого текста, вплоть до «идеологии», авторских предпочтений, его симпатий и антипатий, «подтекста», отношения к другим диссертациям и вообще к другим текстам данной научной дисциплины и т.д. Следует, однако, признать, что использование понятия дискурса в лингвистических исследованиях признается оправданным далеко не всеми исследователями.

Появление дискурсного анализа датируется серединой 60-х годов прошлого века. С одной стороны, на это направление исследований воздействует структурная лингвистика; с другой стороны, этот анализ основывается на исследованиях в области семиотики, социолингвистики и социологии. Основу для дальнейшего более широкого подхода к изучению явлений дискурса заложили исследования в области социолингвистики, проводимые в США. В качестве одного из наиболее важных теоретических источников дискурсного анализа здесь по-прежнему выделяют лингвистику текста. Но в то же самое время сама лингвистика, с выходом исследований за рамки предложения в области текста и дискурса, попадает под влияние междисциплинарных исследований, основу для выполнения которых закладывает теория коммуникации. Некоторые исследователи полагают, что выражение «дискурсный анализ»

всего лишь объединяет под общим названием несколько разных методов и приемов исследования, применяемых в разных научных дисциплинах, исследующих человека и его язык.

Как отмечают Н.Б. Вахтин и Е.В.Головко, в целом анализ дискурса «с необходимостью сводится к анализу того, как употребляется язык»

[4, 254]. Однако помимо языковых средств, в конституировании дискурса участвуют и другие средства и используются разные дискурсивные практики, позволяющие участникам дискурса тем или иным образом позиционировать себя. Если для этого одного языка недостаточно, в дискурсе используются как вербальные, так и различные невербальные знаки. Важно, что использовать язык вкупе с невербальными средствами необходимо соответствующим образом, т.е. в правильном месте и в правильное время и координировать их использование с другими участниками дискурса.

Использование в дискурсе вербальных и невербальных знаков в теории коммуникации и дискурсном анализе рассматривается как реализация потенциальной возможности переноса информации, закодированной в знаках одной семиотической системы (в одном носителе), в другую семиотическую среду, где используются знаки другой системы.

Для обозначения этого явления американские исследователи Герберт, Суэлс, Уиддоусон и Фик используют термин information transfer – перенос информации в другой носитель. Другой термин, также используемый для обозначения этого явления – перекодирование. С процессом кодирования и перекодирования информации связано также явление, обозначаемое по-английски как code-switching – переключение кодов.

Переключение кодов заключается в том, что в процессе порождения текста/дискурса продуценты употребляют попеременно знаки разных семиотических систем – как вербальных, так и невербальных. Тексты, в которых используются знаки разных семиотических систем, принято называть поликодовыми. Переключение кодов в дискурсе можно рассматривать с лингводидактической, с семиотической, чисто семантической, функционально-прагматической и переводоведческой точек зрения.

Поликодовыми являются, в частности, тексты, функционирующие в научно-педагогическом и учебном дискурсах. Инкорпорирование невербального материала в учебные тексты всегда было обычным делом. Уже в середине 70-х годов прошлого века как в научном, так и в учебно-педагогическом дискурсе широко использовались формулы, диаграммы, графики, таблицы и схемы. Сосуществование в одном сообщении/тексте/дискурсе единиц разных вербальных и невербальных кодов можно объяснить тем, что невербальные средства представляют собой эффективное средство как иллюстрации вербального материала.

Как утверждает Г. Уиддоусон, невербальная информация является неотъемлемой составляющей «универсального языка науки»; ее использование в научном дискурсе предоставляет доступ к научным текстам даже тем, кто не является носителем того или иного естественного языка.

Так, например, студенты, изучающие грамматику, вполне могут понять структурную формулу предложения типа S + P + O, даже если не могут ее произнести.

Для феномена понимания поликодовых текстов когнитивными психологами предлагается следующее пояснение. Если учащийся овладел техникой создания и понимания содержания невербальной информации:

формул, диаграмм, таблиц, графиков, которое базируется на вербальной информации, то подобные невербальные средства, инкорпорированные в вербально-невербальный текст, могут служить подсказками для понимания информации, выраженной вербально, и наоборот. Поэтому, например, словесное описание химического опыта воспринимается более успешно, если его сопроводить диаграммой. Данная диаграмма будет усвоена так же, как и вербальное описание опыта, причем будет иметь тот же или почти тот же смысл [17, 73]. Так, с помощью приема переноса информации из вербальной формы в невербальную в физике уточняется понятие о строении элементарных частиц.

Дидактическая ценность использования невербальных средств в учебно-педагогическом дискурсе давно подтверждена не только на примере учебников по физике, математике и химии, но и на примерах предметов гуманитарного цикла: языковых дисциплин, истории, географии, литературы, биологии и т.п. Отметим, что преимущества сочетания единиц вербальных и невербальных кодов широко используют авторы пособий по английскому языку как иностранному и авторы письменных тестов TOEFL, где они могут выступать в роли иллюстраторов. Представляется, однако, что, несмотря на свою методологическую привлекательность, трактовка невербальных знаков как способных лишь дублировать вербальную информацию или иллюстрировать ее, отражает их коммуникативный потенциал далеко неполно.

Проблема дискурсного взаимодействия вербальных и невербальных знаков и знаковых систем имеет и прикладной, теоретический аспекты.

В этом отношении наиболее перспективными представляются междисциплинарные исследования, в которых вербальные и невербальные семиотические коды могли бы быть рассмотрены с позиций нескольких дисциплин, в том числе теории коммуникации, теории текста и дискурса, прагматики речи, теории воздействия, психо- и социолингвистики и культурологии.

Необходимость интеграции невербальной семиотики и лингвистики в рамках общей теории коммуникации подчеркивает Г.Е. Крейдлин, обосновывая это необходимостью различения семиотических систем [5, 13]. С точки зрения семиотики и теории коммуникации, основное различие между вербальными и невербальными знаками состоит в том, что невербальный знак не именует соответствующий предмет, событие или факт, но репрезентирует его. В исследованиях, выполненных B. и M. Barton и рядом их последователей, утверждается, что некоторые невербальные элементы, фигурирующие в разных сферах коммуникации, сами по себе имеют смысл [10, 41-45]. Они могут быть приравнены к особым утверждениям, положениям и формулировкам целей отдельных личностей, групп или сообществ, которые их создали. Невербальные знаки, очевидно, не являются всего лишь простыми отражениями объектов реальной действительности. В качестве примера можно назвать карту лондонского метрополитена. Легкость и удобство ее использования объясняются именно тем, что она не является реалистичным изображением расположения и направления его линий.

Эту особенность невербальных знаков А.К. Байбурин характеризует следующим образом: «Дело в том, что обычно используемое разделение явлений окружающей человека действительности на мир фактов и мир знаков весьма условно, так как всегда существуют объекты, занимающие промежуточное положение. При вхождении в некоторую семиотическую систему… они функционируют как знаки, при выпадении из нее – как вещи» [2, 71].

Наряду с этим, как было отмечено выше, в тексте/дискурсе невербальные знаки могут дублировать и иллюстрировать информацию, которую несут вербальные знаки. Невербальные коды получают все большее распространение в разных сферах коммуникации в связи с усиливающимися в настоящее время процессами глобализации. Е.Ю. Прохоров пишет, что вербальные и невербальные знаки присутствуют в структуре собственно коммуникации как ее «неслиянные и нерасторжимые» составляющие. Реализуемые в общении подобные семиотические среды обладают такой же неслиянной и нерасторжимой структурой – синтактикой, семантикой и прагматикой, создавая своеобразное поликодовое пространство дискурса. Процессы переключения кодов происходят в тех ситуациях, которые предполагают продуцирование, восприятие и понимание текстов, созданных в соответствии с принципом многоканального кодирования.

Д. Робинсон, рассматривая дискурс как семиотическое пространство, в котором фигурируют знаки разных семиотических систем, вводит понятия многократного и многоканального кодирования информации. Термин «многократное кодирование» может означать, что в процессе общения одна и та же информация передается средствами, относящимися к одному и тому же определенному коду, но знаки этого кода организуются по-разному и реализуют разные смыслы. Это происходит, в частности, когда знаки одного языка реализуют как свои прямые, так и переносные (метаформические) значения. В качестве результата многократного кодирования значительно повышается информационная избыточность, свойственная любому тексту. Термин «многоканальное кодирование» означает, что для передачи информации используются средства коммуникации, передаваемые по разным каналам: слуховому, зрительному, тактильному и пр.. Если в первом случае мы имеем дело с дублированием, плеоназмом или образностью, экспрессивизацией, то во втором – с переключением с одного канала кодирования и трансляции сообщения на другой.

Наконец, возможен и третий случай: когда средства коммуникации не только принадлежат к разным кодам (языковым и неязыковым), но и также передаются по разным каналам. К этим текстам, как и к текстам, использующим два семиотических кода для организации знаков одного языка, также применимо понятие поликодовых, но, в отличие от первых, они создаются на основе семиотически гетерогенных систем.

Д. Кристалл рассматривает переключение кодов как переход индивидакоммуниканта с одного языка на другой в процессе общения. Он отмечает, что переключение с одного кода (языка) на другой происходит в тех случаях, когда индивид-билингв сознательно переходит от использования одного кода к использованию другого кода, общаясь с другим билингвом.

Но в других случаях, например, в ситуации «отложенной» или «отсроченной» коммуникации, например, при порождении письменного текста, его продуцент – адресант может осознавать, а может и не знать или не принимать во внимание тот факт, что его реальный или потенциальный реципиент – адресат не является билингвом. Или же, наоборот, поликодовые многоканальные тексты могут создаваться осознанно, с опорой на знание их особой эффективности. Путем многоканального кодирования создаются, например, рекламные тексты СМИ, Интернеттексты и тексты теле- и радиорекламы. Этот принцип кодирования информации с успехом используется также в учебном процессе.



В качестве мотива повышенного интереса рецепторов к текстам, организованным в соответствии с принципом многоканального кодирования информации, выступают:

- интонации, жестикуляция, поза продуцента речи;

- эмоциональность продуцента речи: личная увлеченность, горячность, убежденность;

- примеры, занимательные истории «на тему», притчи, басни, ссылки на авторитеты;

- иллюстрации, графики, диаграммы, формулы, схемы.

Наиболее эффективно воспринимается информация, подаваемая с помощью мультимедийных средств, синтеза голоса, музыки, визуальных материалов, а также через посредство различных тактильных и кинестетических ощущений. Это подтвердило исследование, проведенное канадским ученым П. Робинсоном. Он приводит следующие статистические данные. Если информация передается только по слуховому каналу и, естественно, воспринимается только на слух, то в памяти реципиента остается только 20%. Если она транслируется только зрительно, то запоминается 30%. Если используются и зрительный и слуховой канал информирования, например, когда прочтение материала сопровождается показом слайдов и других наглядных пособий, то усваивается 50%.

Если в дополнение к слуховому и зрительному восприятию материала возникает возможность его дальнейшего вербального обсуждения, то запоминается до 70%. Если же информационный материал не только слышат, видят и обсуждают, но и могут включить его в свою практическую деятельность, то запоминается 90%. Это исследование подтверждает, что наибольший информационный потенциал имеет поликодовое многоканальное кодирование информации.

Эффективность многоканального кодирования обусловлена следующей особенностью человеческого мозга: чем больше (органов) чувств задействовано для выражения и восприятия, тем эффективнее запоминание. Информация, передаваемая с помощью одного канала (голоса), воспринимается и обрабатывается намного менее эффективно, чем информация, поступающая по нескольким каналам (подаваемая несколькими голосами) одновременно (как это бывает во время дискуссий).

Если факт, идея или объект кодируется многократно, транслируется по нескольким каналам и интерпретируется с участием разных органов восприятия – слуха, зрения, обоняния, осязания, это обеспечивает комплексную сеть поддержки для памяти. Поэтому многоканальное кодирование вызывает у реципиентов большую концентрацию внимания и является гораздо более эффективным способом информирования, чем при использовании одного кода и одного канала. Исследование эффективности восприятия и усвоения учебного материала показывает, что наилучшим способом организации материала, предназначенного для восприятия и усвоения, является именно многоканальный метод, наиболее соответствующий реальным мультипроцессорным механизмам работы мозга.

Библиографический список

1. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999.

896 с.

2. Байбурин А.К. Семиотические аспекты функционирования вещей // Этнографическое изучение знаковых средств культуры. М., 1989. С. 63-88.

3. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989. 616 с.

4. Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка. СПб.:

ИЦ «Гуманитарная Академия; Изд-во Европейского университета в СанктПетербурге, 2004. 336 с.

5. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык.

М.: Новое литературное обозрение, 2002.

6. Логический анализ языка, 2003: Космос и Хаос: концептуальные поля порядка и беспорядка. М.: Индрик, 2003. С.18-30.

7. Лосев А.В. Хаос // Мифы народов мира. М.: Энциклопедия, 1991.

8. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992.

9. Реформатский А.А. О перекодировании и трансформации коммуникативных систем // Исследования по структурной типологии. М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 208-215.

10. Barton D., Barton M. Ideology and the map: Towards a postmodern visual design practice // Blyer N, Thralls C. (eds). Professional Communication: The social perspective. Newbury Park, CA: Sage Publications, 1993. P. 41-45.

11. Hinds J. Reader versus writer responsibility: A new typology // Connor U.,

Kaplan R. (eds.). Writing across languages: Analysis of L2 text. Reading, VF:

Addison-Westley, 1987. P. 141-152.

12. Javorski A., Coupland N. Introduction: Perspectives on Discourse Analysis //

The Discourse Reader; ed. By A. Javorski, N. Coupland. London, New York:

Routledge, 1999. P. 1-3.

13. Kress G. Language and social practice // Communication and culture. An introduction. G. Kress (ed). Kensington, Australia: New South Wales University Press, 1988. P. 82-129.

14. Schiffrin D. Approaches to Discourse. London UK; Cambridge USA: Blackwell,

1994. P. 20-43.

15. Swales J. M., Feak C.B. Academic writing for graduate students. Ann Arbor MI:

The University of Michigan Press, 1994. P. 14-15.

16. Swales J. M., Feak C.B. From Information Transfer to Data Commentary // Functional Approaches to Written Text: Classroom Applications (ed. T. Miller).

Washington DC: English Language Programs. United States Information agency,

1997. P. 64-76.

17. Widdowson H.G. Explorations in Applied Linguistics. Oxford: Oxford University Press, 1979. P. 73.

Л.В. Арустамян

Концепт «конфликт»

как объект лингвистического исследования Изучение феномена конфликта имеет многовековую традицию. Ни один крупный конфликт в истории человечества не оставался бесследным. Столкновения, споры и войны тщательно описывались и анализировались представителями различных отраслей научного знания, главным образом, общественных наук. Понятием «конфликт» оперируют многие области знания: социология, психология, педагогика, юриспруденция, лингвистика, поскольку противоречия и столкновения возникают практически во всех сферах человеческой жизни: профессиональной, личной, бытовой.

Процессы, происходящие в обществе в последние десятилетия, изменили социум, изменили облик современной науки. Сегодня наука, отвечая на запросы общества, характеризуется увеличением числа прикладных задач, требующих специальных исследований. В лингвистике это исследования по машинному переводу, автоматической обработке информации, когнитивным и языковым процессам, нейролингвистике, моделированию искусственного интеллекта и пр. Положение лингвистики в современном научном мире обусловлено двумя взаимонаправленными тенденциями: во-первых, лингвистика характеризуется расширением своих пределов, ее нельзя считать дисциплиной с четко установленными границами [Кубрякова Е.С.]; во-вторых, произошел общенаучный поворот в сторону языка – это значит, что лингвистика, по словам А.С. Александрова, «стала для современных гуманитариев (и не только для них) и тем же, чем была, например, биология для интеллектуалов в XIX в. Лингвистика – наука наук. Через язык, в языке пытаются найти ответы на свои вопросы философы, социологи, историки, психологи»

[Александров А.С., 2000, с.101].

В лингвистике понятие «конфликт» соотносится с понятиями «речевой конфликт» и «конфликтный коммуникативный акт» и рассматривается с позиции участников – отправителя речи (адресанта) и получателя (адресата), а также противоречий, которые существуют между ними. Речевой конфликт – это состояние противоборства двух сторон (участников конфликта), в процессе которого каждая из сторон сознательно и активно действует в ущерб противоположной стороне, эксплицируя свои действия вербальными и прагматическими средствами.

Таким образом, речевой конфликт рассматривается как протекающее во времени коммуникативное событие, имеющее свое развитие.

В нем можно выделить определенные стадии: назревание, созревание, пик, спад и разрешение. Экспликация существующих между двумя сторонами противоречий происходит чаще всего на вербальном и речедеятельностном уровнях, поэтому актуальным становится изучение речевого поведения участников данного типа взаимодействия с точки зрения средств и способов выражения имеющихся противоречий в коммуникативной фазе развития конфликта. Результат конфликтного взаимодействия может быть различным.

Конфликт может возникнуть только на базе коммуникативного контакта. Противоположность позиций или мысленное действие, никак не выраженное вовне, не являются элементом начавшегося конфликта, и нет конфликта, если действует только один участник. Как отмечает Н.Г. Комлев, конфликт отсутствует в двух случаях: при идеально слаженной интеракции на основании полного взаимного соответствия стратегических и тактических интересов общающихся и при отсутствии всякого контакта между ними [Комлев, 1978, с. 90]. Таким образом, конфликт – это двустороннее поведение, базирующееся на коммуникативном контакте.

Речевой конфликт в развитии полностью отвечает понятию коммуникативного акта (КА) как двунаправленного процесса обмена речевыми актами, совершаемыми коммуникантами по принципу иллокутивного вынуждения (Дж. Остин, Дж. Серль, П.Ф. Стросон, Р.О. Якобсон и др.). В понятийный аппарат включается термин «конфликтный коммуникативный акт» (ККА), исследование которого строится с учетом его прагматической природы в рамках социально-ролевых и межличностных отношений и с учетом широкого социально-культурного и психологического контекста.

Когнитивный аспект в исследовании речевого поведения заключается в выявлении взаимосвязи совершающихся в сознании человека, участника коммуникации, мыслительных процессов и языковых явлений, которые неотделимы от мышления (А.Н. Баранов, В.И. Герасимов, В.З. Демьянков, Д.О. Добровольский, Е.С. Кубрякова, В.В. Красных, Л.Г. Лузина, Ю.Г. Панкрац, П.Б. Паршин, В.В. Петров, А. Ченки и др.).

Реальное объяснение речевых процессов можно получить только через экспликацию связей языкового выражения со структурами знаний и процедурами их обработки. Экспликация этих связей позволяет понимать коммуникативный акт и речевое поведение индивида, выявлять скрытые в КА структуры знаний. Единицей процедуры обработки знаний в когнитивной лингвистике является фрейм (типовая ситуация) и сценарий (один из вариантов развития типовой ситуации).

Фрейм «конфликт» представляет особую стереотипную ситуацию и включает в себя обязательные слоты, отражающие компоненты объектаситуации: участники конфликтной ситуации, чьи интересы находятся в противоречии; столкновение (целей, взглядов, позиций, точек зрения), выявляющее их противоречие или несоответствие; речевые действия одного из участников конфликтной ситуации, направленные на изменение поведения или состояния собеседника; сопротивление речевым действиям другого участника посредством собственных речевых действий;

ущерб, который наносится речевыми действиями одного участника и который испытывает другой в результате указанных речевых действий.

Развитие взаимодействия в рамках стереотипной ситуации – фрейма – может быть представлено в виде различных сценариев с прописанными «основными сюжетами», с использованием прагматических сценарных структур, с введением в речевой оборот определенных лингвистических единиц [Минский, 1978, с. 295].

Прагматический аспект исследования речевого общения реализуется в интерпретации текста в отношении к человеку, его создавшему, и человеку, его воспринявшему, в выявлении предпосылок его порождения и понимания (Н.Д. Арутюнова, Т.В. Булыгина, Ю.С. Степанов и др.). Текст как речевое произведение предполагает наличие одновременно двух планов восприятия: со стороны говорящего – того, кто порождает текст, и со стороны слушающего.

Лингвокультурологический аспект речевого поведения (РП) определяется рассмотрением диады «человек – язык» в соотношении с культурой, в основе которой лежит язык, а именно такие уникальные, хранимые обществом формы его существования, как нормы, на основе которых организуется деятельность в обществе и накапливается опыт, передаваемый от поколения к поколению [Волков, 2001, с. 12], а также сам языковой код.

Все компоненты конфликтного общения – неречевые факторы, установки, цели, речевые стратегии – регулируют выбор тактик речевого поведения, конфликтный репертуар которых очень богат: от прямого оскорбления до самого изощренного способа унижения чести и достоинства собеседника (недомолвки, намеки, двусмысленности, речевые импликатуры и др.) [Вайнрих, 1987, с. 44-87; Николаева, 1988, с. 154Федосюк, 1992; Булыгина].

Любой конфликт – политический, трудовой, психологический, нравственно-этический и др. имеет языковую и речевую репрезентацию.

Как язык, так и речь обладают такими конфликтогенными свойствами, которые провоцируют пользователей языка на конфликтное взаимодействие. Эти свойства поддерживаются социальными и психологическими факторами, под влиянием которых формируются устойчивые типы личностей, вступающих в коммуникацию и действующих по тем или иным моделям общения. Реализация гармонической или дисгармонической модели поведения в конфликте предопределяется социальными, психологическими, а также лингвистическими факторами, обусловленными коммуникативным контекстом в целом.

Библиографический список

1. Александров А.С. Юридическая техника – судебная лингвистика – грамматика права // Проблемы юридической техники: сборник статей под ред.

В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000.

2. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1998.

3. Будина Е.В., Третьякова В.С. Речевое поведение учителя с установкой на конфликт // Проблемы лингвистического образования школьников: Материалы науч.-практич. конф. Екатеринбург, 28-29 марта 2000 г. Екатеринбург, 2000.

4. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Приемы языковой демагогии. Апелляция к реальности как демагогический прием // Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М., 1997.

5. Вайнрих Х. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987.

6. Волков А.А. Курс русской риторики. М., 2001.

7. Комлев Н.Г. Лингво-семантические мотивы возникновения и разрешения межперсонального конфликта // Тез.VI всесоюз. симп. по психолингвистике и теории коммуникации. М., 1978.

8. Кубрякова Е.С. Проблемы представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем // Язык и структуры представления знаний. М., 1992.

9. Минский М. Структура для представления знания // Психология машинного зрения. М., 1978.

10. Николаева Т.М. Лингвистическая демагогия // Прагматика и проблемы интенсиональности. М., 1988.

11. Степанов Ю.С. В поисках прагматики (проблема субъекта) // Известия Академии наук. Серия литературы и языка. 1981. № 4. Том 40.

12. Третьякова В.С. Прагматика речевого конфликта // Проблемы лингвистического образования школьников: Материалы науч.-практ. конф. Екатеринбург, 25-26 марта 1999 г. Екатеринбург, 1999.

13. Федосюк М.Ю. Выявление приемов «демагогической риторики» как компонента полемического искусства // Риторика в развитии человека и общества. Пермь, 1992.

14. Якобсон Р.О. Лингвистика и поэтика // Структурализм: «за» и «против».

М., 1975.

Е.С. Бочарова

О категориях неопределенности, приблизительности и двусмысленности Явления неопределенности, приблизительности и двусмысленности являются неотъемлемой частью языка, и они столь же важны в языке, как и точная номинация. Повседневная жизнь зачастую не требует характеризовать предмет точно или давать категоричную оценку какому-либо явлению. В результате люди в процессе коммуникации часто оперируют неточными понятиями, терминами, категориями. В процессе коммуникации человек именует фрагменты действительности в соответствии со своей речевой компетенцией и имеющимися в его распоряжении знаниями, поэтому основой наименования не обязательно служит четкое представление об именуемом объекте действительности.

Влияют на номинацию и свойства самого мира. В частности, физические состояния, также как и процессы, качества, онтологически имеют переходные зоны, для обозначения которых в системе языка не всегда имеются точные однословные номинации.

Явления неопределенности, приблизительности и двусмысленности явления объединяет передача неточной, неопределенной информации, но делают они это по-разному, что и будет рассмотрено в данной статье.

Неопределенность обычно рассматривается в рамках категории определенности-неопределенности. Это одна из универсальных понятийных категорий, чья функция заключается в «актуализации и детерминизации имени, демонстрации его единственности в описываемой ситуации (определенность) либо выражении его отношения к классу подобных ему феноменов (неопределенность)» [1, 349]. Она является категорией с полевой структурой и включает в себя разноуровневые языковые средства. В английском языке средствами выражения неопределенности являются неопределенный и нулевой артикли, неопределенные местоимения (например, something, anybody), местоименные наречия (например, somewhere, anyway), неопределенно-личные предложения с one, they, you, we [2, 192].

Еще одной категорией, играющей значительную роль в лингвистическом отображении мира, является категория приблизительной номинации, или аппроксимации. Аппроксимация представляет собой приблизительное обозначение элемента ситуации (объекта, действия, признака, количества), т.е. указывает на неполное соответствие имени референту.

Приблизительность часто определяется как частное значение неопределенности. Следует отметить, что между явлениями неопределенности и аппроксимации отсутствует четкая граница. Обычно неопределенность характерна для наименования референта неизвестного участникам общения, но принадлежащим к известному классу объектов: «… and I stood outside the barber shop looking up at the jutting neon sign of a second floor dine and dice emporium called Florian’s. A man was looking up at the sign too» (R.Chandler). Приблизительность имеет место, когда трудно или невозможно определить принадлежность референта к какому-либо классу предметов или явлений, поскольку он не вполне отвечает представлению об объектах данного класса. Говорящий субъект осознанно прибегает к аппроксимации, когда затрудняется при именовании. Аппроксимация возможна в обе стороны от имеющегося эталона и, следовательно, приблизительное высказывание приобретает или значение «стремящийся к данному качеству, количеству, субстанции, процессу, но не достигающий его по ряду причин», или значение «обладающий данным качеством в незначительной степени».

Приблизительность и неопределенность являются родственными понятиями. Особенно наглядно это проявляется при употреблении абстрактных имен, когда приблизительность и неопределенность тесно смыкаются: «There is something of a vogue, at the moment, for attacking the very genre of investigative books…» (A.Summers). Отличие состоит в том, что границы неопределенности более размыты и широки, чем границы приблизительности, поскольку приблизительность тяготеет к какому-то определенному лимиту. Особенно наглядно это видно на примере квантитативной аппроксимации.

Приблизительное количество находится на границе точного и неопределенного количества. Общим свойством неопределенных и приблизительных количеств является размытость передаваемых ими числовых значений. Поэтому важную роль при отграничении аппроксимации от неопределенности играет точка отсчета. Рассмотрим предложение: «Well … Ted woke me up about three o’clock that Sunday morning» (C.Dexter).

В приведенном примере приблизительно обозначено временное количество. Мы можем считать, что «about three o’clock» это 2.45, 2.50, или 3.05, но мы вряд ли согласимся с человеком, который будет утверждать, что это 1 час ночи или 5 часов утра.

Квантитативная аппроксимация передает значение «меньше, равно или больше точки отсчета». Отграничение аппроксимации от неопределенности производится: а) путем определения начальной точки отсчета: «I’m over twenty-one,» she told him frigidly (B.Page); б) указанием на конечный предел: «We said we’d never bet less than ten – you know that»

(A.Bennett); в) одновременным указанием на начальную и конечную точку отсчета: «… but she thought he was due at the hospital somewhere between nine and ten» (C.Dexter); г) указанием на срединную точку отсчета:

«Something like ninety per cent of the crop was destroyed» [3, 454]. Квантитативная аппроксимация близка к определенной множественности тем, что границы множества, так или иначе, определены, хотя и размыты.

Точкой отсчета для нее выступает точное количество, а при приблизительном подсчете познаваемое количество предстает в виде некоторого «нечеткого множества» чисел, одно из которых, с точки зрения познающего субъекта, соответствует реальным данным. Соответственно, приблизительное количество – это количество, передающее более чем одно возможное числовое значение, и ограниченное точкой отсчета.

Таким образом, приблизительность служит своего рода «буферной зоной» между определенностью и неопределенностью.

Далеко не всегда речевое сообщение воспринимается и понимается в соответствии с замыслом отправителя речи. Возможность двойственной интерпретации высказывания приводит к возникновению двусмысленности. Неоднозначность высказывания может быть намеренной или случайной. Двусмысленность часто приводит к непониманию, но в то же время она является распространенным явлением в языке. Прагмастилистический анализ рассматривает специально допущенную двусмысленность как прием фигуральной речи, а случайную двусмысленность как речевую ошибку. В первом случае возможность двоякого толкования высказывания входит в коммуникативное намерение автора сообщения, во втором случае потенциальная двусмысленность является непрограммируемой. Намеренная двусмысленность активно используется в литературе и в языке средств массовой информации для создания определенного прагматического эффекта.

Она подразделяется на лексическую, структурную и референциальную. Примеры лексической двусмысленности можно встретить повсюду. Практически любое слово имеет больше одного значения. Например, слово bank имеет значения «a place where you can keep your money in an account» и «the raised ground along the edge of a river or lake» [3, 55]. Это семантически не связанные между собой значения.

Структурная двусмысленность проявляется на уровне синтаксиса. Часто цитируемым примером подобной двусмысленности является предложение Flying planes can be dangerous. Предложение двусмысленно, поскольку flying planes можно интерпретировать как planes which fly и как the flying of planes by people.

Любая номинация и любое описание денотативной ситуации в тексте могут быть признаны адресатом неполными в силу того, что они не отражают каких-либо признаков, присущих денотату. В случае, если некоторая номинация может быть отнесена к любому из множества эквивалентных объектов реального мира, говорят о референциальной неоднозначности. Следовательно, референциальная неоднозначность понимается как невозможность для адресата однозначно указать денотат из-за неполноты признаков в тексте.

Чем схожи и чем отличаются двусмысленность и приблизительность? Прежде всего, приблизительное наименование предметов и явлений окружающей действительности всегда происходит с опорой на уже имеющуюся точную номинацию. Поэтому процесс номинации начинается с образования двухкомпонентной единицы (определяющее + + определяемое). Происходит осложнение лексической единицы, закрепленной в лексиконе языка, модификатором – аппроксиматором.

Как следствие, аппроксимация может быть представлена номинативной группой, состоящей из двух частей: ядра, или стержневого слова, называющего то, что подвергается изменению, и модифицирующей части, являющейся основным средством репрезентации приблизительности.

Самым распространенным способом приблизительного наименования является абстрактная синтаксическая модель с инвариантным значением приблизительности «Appr + X», где Appr – лексический аппроксиматор, а X – стержневое слово, которое он модифицирует.

Значение приблизительности реализуется в двух основных вариантах: 1) аппроксимация как деинтенсификация качественного или количественного признака в составе значения; 2) аппроксимация как приблизительное соответствие номинации объекту наименования (т.е. когда в значении представлены не все релевантные признаки, что делает номинацию неточной). Пояснить данное положение можно следующими примерами: «They had been so long in almost total darkness that they were blinded for an instant by the bright light» (S.Maugham). Компонентный анализ выявляет наличие у слова total сему «высокая степень проявления качества». Модифицируя прилагательное, аппроксиматор almost воздействует на указанную сему, и, тем самым, ослабляет ее интенсивность.

Если аппроксиматор взаимодействует со словом, в значении которого отсутствует качественный или количественный компонент, у сочетания актуализируется значение приблизительного соответствия. Например:

«…when she’d stayed late at a church function and ended up going on what was almost a date with friends» (T.Clancy).

Лексически неоднозначное высказывание может модифицироваться аппроксиматором, что говорит о нетождественности данных явлений.

Например: It is a bank. (Что имеется в виду под словом «bank»?) – It is sort of a bank.

Таким образом, сравнение между собой категорий неопределенности, приблизительности и двусмысленности и проведение разграничения между ними позволяют лучше понять сущность данных явлений.

Библиографический список

1. Языкознание. Большой энциклопедический словарь; гл. ред. В.Н. Ярцева.

2-е изд. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С. 349.

2. Функционально-семантические и словообразовательные поля в лингвистике. Ростов н/Д: Изд-во Рост. гос. пед. ун-та, 1998. 360 с.

3. Collins COBUILD Essential English Dictionary. Second Edition. London and Glasgow: Collins, 1989. 948 p.

А.А. Зайцева, О.Л. Зайцева

Использование языковых средств в качестве маркеров аргументации в дискурсе В теоретическом плане аргументация изучается многими дисциплинами (философия, психология, дискурсивная лингвистика и др.) и базируется на представлениях формальной логики об индуктивных и дедуктивных умозаключениях, о поверхностном оформлении убеждения и применении его, к примеру, в риторике. С точки зрения лингвистики, при изучении аргументации следует принимать во внимание теорию значения (теорию референции и теорию употребления). Использование языковых средств в речевом акте коммуникации (дискурсе) не является произвольным; оно носит прагматический характер, т.е. зависит от реального процесса общения, который включает не только информативное содержание высказывания, но и воздействие на адресата, управление его деятельностью.

Поэтому аргументация понимается нами в терминах прагматического намерения говорящего оказать воздействие на слушающего и убедить его в истинности представляемой ему информации (пропозиции) с учетом пресуппозитивных условий самого говорящего и слушающего.

Последнее приводит к возникновению дополнительных намерений говорящего, которые рассматриваются как вспомогательный мотив самого прагматического акта аргументации. Сопутствующие основной цели мотивы говорящего определяют тип аргументативно-прагматического контекста. Выделяют две основные линии в речевом акте аргументации:

интенционально обусловленная логическая линия (основная) и экстенсионально обусловленная эмотивная линия (дополнительная).

Прагматический аспект высказывания, как известно, содержит информацию об условиях коммуникации, учитывает фактор ролевых отношений, отражает разнообразные данные, концентрирующиеся вокруг говорящего субъекта. В прагматическом контексте центром смыслового пространства становится человек. Аргументативная составляющая дискурса оперирует понятием истинности передаваемой говорящим информации через приведение весомых доказательств.

Структура аргументации в формально логическом приближении имеет следующий вид: тезис – аргумент/контраргумент – (вывод). В рамках проводимого нами описания языковых средств аргументации целесообразно подразделить все контексты на два типа: тезисные и аргументативные/контраргументативные.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«Пфейфер Н.Э. Гущина Л.Ю. Структура и содержание образовательного потенциала Учебное пособие Павлодар S' Щ П~9) Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Институт филологии, журналистики и искусства Кафедра психологии и педагогики Структура и содержание образовательного потенциала ББК-74.21Р7 С-5 0 0 ( 0 5 )-0 4 Рекомендовано Ученым советом ПГУ им. С. Торайгырова Рецензенты: доктор педагогических наук, профессор Лигай М.А.,...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 14.04.2015 Рег. номер: 331-1 (06.04.2015) Дисциплина: Введение в германистику Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Емельянова Светлана Евгеньевна Автор: Емельянова Светлана Евгеньевна Кафедра: Кафедра немецкой филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой Соловьва Инна...»

«КОМИТЕТ ПО ОБРАЗОВАНИЮ АДМИНИСТРАЦИИ города ОЛЕНЕГОРСКА с подведомственной территорией Мурманской области ул.Мира,, д.38, г.Оленегорск, Мурманская обл., 184530, тел.(815-52)58-316, факс (815-52)58-31 оbrazolen@mail.ru Муниципальные № 07/1889 от 11.11.201 общеобразовательные организации на № от О методических рекомендациях В соответствии с письмом ГАУДПО МО «Институт развития образования» от 11.11.2014 №811 «О направлении методических рекомендаций» сообщаем, что в соответствии с планом работы...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.06.2015 Рег. номер: 1560-1 (02.06.2015) Дисциплина: Компьютерно-опосредованный дискурс Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Осиновская Людмила Михайловна Автор: Осиновская Людмила Михайловна Кафедра: Кафедра английской филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт филологии и журналистики Кафедра общего языкознания Белякова С.М.ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (теоретический курс) Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для аспирантов по направлению подготовки 45.06.01 Языкознание и литературоведение (Русский язык) очной и...»

«Кафедра английской филологии ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИКИ, КОММУНИКАЦИОННОГО МЕНЕДЖМЕНТА И ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ И РЕКОМЕНДАЦИИ ПО НАПИСАНИЮ И ЗАЩИТЕ ВЫПУСКНЫХ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ РАБОТ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 050303.52 Иностранный язык Рассмотрено и утверждено на заседании кафедры от «3» сентября 2014 г. Пятигорск 2014 Печатается по решению редакционно-издательского совета ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» Методические указания и рекомендации по...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.06.2015 Рег. номер: 1680-1 (03.06.2015) Дисциплина: Основы научной речи и методы лингвистических исследований Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Дрожащих Наталия Владимировна Автор: Дрожащих Наталия Владимировна Кафедра: Кафедра английской филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт филологии и журналистики Кафедра философии Ю.В. ЛАРИН ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для аспирантов направления 51.06.01 Культурология (Теория и история культуры) очной и заочной форм обучения Тюменский государственный университет УДК: 130.0 ББК:...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 14.04.2015 Рег. номер: 265-1 (31.03.2015) Дисциплина: Теория обучения первому иностранному языку Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Савина Ольга Юрьевна Автор: Савина Ольга Юрьевна Кафедра: Кафедра немецкой филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой Соловьва Инна...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.06.2015 Рег. номер: 1335-1 (26.05.2015) Дисциплина: Современная зарубежная литература Учебный план: 45.03.01 Филология/5 лет ОЗО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Липская Людмила Ивановна Автор: Липская Людмила Ивановна Кафедра: Кафедра зарубежной литературы УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой Данилина Галина...»

«Литературные аргументы (25 задание ЕГЭ по русскому языку) Скрипка Татьяна Владимировна, кандидат филологических наук, учитель русского языка и литературы ГКОУ РО общеобразовательный лицейинтернат «Педагогический», автор учебнометодических пособий издательства «ЛЕГИОН» Проблема мастерства, настоящего искусства и псевдокультуры (текст Л.Мозгового) Образец аргументации: В качестве подтверждения своей точки зрения хочу вспомнить булгаковского мастера, который жил и творил в эпоху торжества пошлости...»

«Ильина Татьяна Вячеславовна, Сидорова Елена Владимировна, Швецова Ольга Анатольевна НАРУШЕНИЕ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА ВОПРОСНО-ОТВЕТНОГО КОМПЛЕКСА ДИАЛОГА (НА МАТЕРИАЛЕ ДРАМАТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ) Статья посвящена изучению нарушения структурно-семантического единства контактных реплик вопросноответного диалога. На основе анализа интеррогативных диалогов современных драматических произведений устанавливаются особенности грамматической и семантической деформации высказываний, которая...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт филологии и журналистики Кафедра философии Ю.В. ЛАРИН ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для аспирантов направления 51.06.01 Культурология (Теория и история культуры) очной и заочной форм обучения Тюменский государственный университет УДК: 130.0 ББК:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» в г. Прокопьевске (Наименование факультета (филиала), где реализуется данная дисциплина) Рабочая программа дисциплины (модуля) «Общие и частные методики преподавания иностранного языка» (Наименование дисциплины (модуля)) Направление подготовки 031001.65 «Филология» (шифр, название...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.06.2015 Рег. номер: 1560-1 (02.06.2015) Дисциплина: Компьютерно-опосредованный дискурс Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Осиновская Людмила Михайловна Автор: Осиновская Людмила Михайловна Кафедра: Кафедра английской филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 14.04.201 Рег. номер: 311-1 (06.04.2015) Дисциплина: Язык делового общения Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Соловьва Инна Владимировна Автор: Соловьва Инна Владимировна; Кантышева Надежда Геннадьевна Кафедра: Кафедра немецкой филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Доцент...»

«Электронный вариант КУЛЬТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕЧИ Учебное пособие для студентов юридических вузов Под редакцией доктора филологических наук, профессора Н.Ю. Тяпугиной Саратов Изд-во Саратовской государственной юридической академии Культура профессиональной речи: учебное пособие для студентов юридических вузов / под редакцией Н.Ю. Тяпугиной. – Саратов: Изд-во СГЮА, 2015. В пособии рассматриваются основные темы изучаемого курса «Русский язык и культура речи». Материалы учебного пособия отражают...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 17.06.2015 Рег. номер: 2942-1 (17.06.2015) Дисциплина: Курсовая работа Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Сотникова Татьяна Вячеславовна Автор: Русакова Анастасия Вячеславовна Кафедра: Кафедра французской филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. Русакова Рекомендовано...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 14.04.201 Рег. номер: 311-1 (06.04.2015) Дисциплина: Язык делового общения Учебный план: 45.03.02 Лингвистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Соловьва Инна Владимировна Автор: Соловьва Инна Владимировна; Кантышева Надежда Геннадьевна Кафедра: Кафедра немецкой филологии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Доцент...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт филологии и журналистики Кафедра английского языка Ольга Борисовна Ульянова Наталья Николаевна Белозерова СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ, ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ И СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для аспирантов направления 45.06.01 Языкознание и...»





Загрузка...




 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.